20-е годы ХХ века

На протяжении 1920-х годов пожарная охрана в Томской губернии находилась в составе коммунального хозяйства. В сентябре 1922 года Губернский коммунальный отдел был объединён с Губернским управлением строительства и управления местного транспорта и на основании постановления губисполкома от 16 сентября 1923 года переименован в Томский губернский отдел коммунального хозяйства (Губкомхоз).

Пожарный отдел вошёл в состав одного из его управлений – строительного. В апреле 1924 года произошло дальнейшее расширение функций отдела коммунального хозяйства за счёт ликвидированного губернского совета народного хозяйства. Губкомхоз был переименован в губернский отдел местного хозяйства (губместхоз).

Пожарный отдел стал одним из структурных подразделений отдела благоустройств нового органа. Согласно принятому 9 мая 1924 года Томским губисполкомом обязательного постановления «Об улучшении пожарной охраны в губернии», «разрешение и урегулирование общих и принципиальных вопросов пожарной охраны в пределах всей губернии» возлагалось на губернский отдел пожарной охраны (Губпожар). Наряду с общим руководством, в обязанности губернского пожарного отдела входило: обследование фабрик, заводов, зданий и мест общего пользования; управление пожарными командами и дружинами; контроль за выполнением противопожарных мероприятий.

Губпожар состоял из трёх отделений: административного, организационно-инструкторского и технического.

Административное отделение занималось организацией общего надзора за состоянием пожарного дела в губернии, местными органами пожарного управления и всеми пожарными организациями, рассмотрением жалоб, наблюдением за исполнением противопожарных правил и обязательных постановлений, поддерживало связь с учреждениями и передавало распоряжения центра на места, рассматривало финансовые вопросы.

Организационно-инструкторский подотдел занимался организацией пожарного дела в губернии, учётом пожарных частей и созданием новых, инструктированием их, наблюдением за деятельностью всех пожарных учреждений губернии, обследованием противопожарного состояния предприятий, учреждений и т.д.

К ведению технического отдела относились: разработка и осуществление мероприятий по предупреждению пожаров; учёт, приобретение и распределение пожарного инвентаря; организация его ремонта; создание пожарных мастерских и обучение мастеров; разработка технических вопросов и подготовка постановлений, касающихся пожарной охраны, пропаганда пожарных знаний.

Почти на всём протяжении первой половины 1920-х годов во главе томской губернской пожарной охраны (Губпожара) стоял Константин Иванович Полосухин. Он родился в 1891 году, являлся членом коммунистической партии. Будучи выпускником горного училища, К.И. Полосухин с 1909 г. связал свою судьбу с пожарным делом. Его помощником некоторое время был Дмитрий Михайлович Корельский, беспартийный, выпускник Томского технологического института.

После упразднения губернии, с 27 июня 1925 г. руководителем пожарной охраны Томского округа являлся 28-летний Михаил Васильевич Манохин, также состоявший членом ВКП(б) и имевший за плечами многолетний стаж пожарной службы. Правда, в отличие от К.И. Полосухина, у него было всего лишь низшее образование. Его помощником состоял Филимон Афанасьевич Коломин. После М.В. Манохина, с января 1929 г. начальником томской городской пожарной охраны стал Максим Павлович Тимашев.

В пределах уездов руководство пожарным делом возлагалось на заведующих пожарными частями общих отделов уездных исполкомов, а в пределах волости – на одного из членов волисполкома, так называемого «волостного пожарного уполномоченного». В сёлах и деревнях ответственность за пожарную безопасность несли начальники добровольных пожарных дружин, а в случае отсутствия таковых – специально выбранные сельскими сходами пожарные старосты.

В 1920-1930 годах по-прежнему наиболее обеспеченной в материально-техническом отношении была команда Томского добровольного пожарного общества (ДПО), некоторое время руководимая Иваном Иннокентьевичем Сапожниковым. В «Историческом формуляре» СВПЧ-2 отмечалось, что создана эта пятая военизированная пожарная часть в Томске 19 марта 1924 года. Также в приказе по Томской городской пожарной команде говорится, что решено «Создать пожарную часть имени Калинина с размещением по ул. Бульварной (ныне пр. Кирова). Лошадей, необходимый инвентарь получить из пожарных частей города».

Приказом от 28 марта 1924 года были утверждены штаты новой пожарной части: людей – 34, лошадей – 15.

Малоприспособленное помещение коллектив пожарных своими силами переоборудовал в скором времени в пожарное депо. Из документов видно, что пожарная часть им. Калинина уже в первых числах апреля 1924 года принимала участие в тушении пожаров.

В одном из приказов начальника городского отдела пожарной охраны Томска от 14 апреля 1924 года отмечалось: «В ночь ни 12 апреля 1924 года постовой на вышке, пожарно-служащий Шестаков обнаружил пожар по ул. Пирогова, 32. За обнаружение пожара с каланчи пожарно-служащему части им. Калинина тов. Шестакову выношу товарищеское спасибо. Начальник ГПО Манович».

В 1924 году была утверждена специальная «Инструкция волостным пожарным уполномоченным и сельским пожарным старостам Томской губернии». Тогда же были утверждены и «Правила пожарной безопасности для всякого рода театров, клубов и народных домов, устраиваемых при учреждениях, предприятиях, в профсоюзах, в городах и сельских местностях Томской губернии». В ведении губернского пожарного отдела на первых порах находилось 8 пожарных подотделов в уездах и 5 пожарных частей непосредственно в губернском центре.

В сельской местности к организации пожарного дела относились далеко не везде с должным вниманием. Результаты проведённого в начале 1920-х годов специального обследования показали, что на территории Томской губернии «в большинстве селений пожарной охраны не было никакой», имевшиеся кое-где пожарные машины стояли без всякого надзора. В процессе обследования сотрудники губернского пожарного отдела особое внимание уделяли как раз организации новых пожарных команд и добровольных пожарных дружин. Так, в 1921 г. в числе первых были организованы добровольные пожарные дружины в г. Томске, в психлечебнице, на Тахтамышевском заводе, в г. Нарыме, в селе Семилуженское Томского уезда.

К концу 1921 года в профессиональных пожарных командах Томской губернии состоял 521 человек, в том числе в г. Томске – 180 человек, в Нарыме – 22 человека. Пожарные команды располагали 274 лошадьми, 92 обозами. В добровольных дружинах тогда же насчитывалось 1414 человек, из них 200 человек – в Томске, 26 – в Нарыме. Дружины имелись в ряде сёл: Кожевникове (25 человек), Вороново (35), Уртаме (40), Колпашево (77), Молчанове (42), Парабели (73).

Одна из причин низкого уровня противопожарной безопасности заключалась в нехватке организаторов и руководителей пожарного дела, прежде всего в сельской глубинке. Так, в Томском уезде в 1923 году лишь в 12 из 52 волостей имелись пожарные уполномоченные, а число пожарных старост составляло 709 человек на 1194 населённых пункта.

Другой причиной сложного состояния пожарного дела в Томской губернии было недостаточное его финансирование. Если в конце Гражданской войны томские пожарные получали красноармейский паёк, то уже в августе 1922 г., в связи с уменьшением финансирования, томская пожарная команда была сокращена более чем в полтора раза, до 112 человек. Пожарным пришлось перейти с двухсменного дежурства на односменное. Правда, в результате сокращения оставшиеся бойцы охраны стали получать полуторное жалованье и их материальное положение несколько улучшилось. Одновременно из губернского пожарного отдела пришлось уволить всех инспекторов и инструкторов, в результате чего работа Губпожара была свёрнута до масштаба города Томска. Никаких поездок и инструктирования в губернии не производилось.

Пожарные команды испытывали острый недостаток продовольствия, обмундирования, фуража для лошадей. Все пожарные обозы нуждались в срочном капитальном ремонте.

«Положение пожарного дела в Томской губернии... находится в самом критическом состоянии и идёт на окончательный развал, - отмечалось в одном из отчётов 1922 года - Пожарные команды Томской губернии уменьшаются с каждым днём, во всех командах большой некомплект людского и конского состава». В частности, «из конского состава томской городской пожарной команды на почве полного истощения выбыло из строя 26 лошадей... С людским составом дело обстоит ещё хуже. Пожарники полураздетые, влачат полуголодное состояние, а семьи их, не получая никаких продуктов питания, обречены на полную голодовку. В команде не хватает до полного штата 80 человек, масса в отпуску по болезни, причина сему – недостаток питания. Пожарники, состоящие в команде 15-20 и даже 25 лет, любители пожарного дела, с тем, чтобы не подвергать себя дальнейшей голодовке..., решили оставить службу пожарника и отправиться в деревню на полевые работы».

Ситуация стала улучшаться, по крайней мере, в губернском центре лишь после того как в результате одной из реорганизаций Губпожар был придан строительному управлению губкомхоза. Томская городская пожарная команда сразу же получила реальную поддержку – 7 тысяч золотых рублей – огромную по тем временам сумму. В результате в течение всего лишь двух месяцев пожарные почти полностью были снабжены всем необходимым. На 112 человек было получено 80 новых полушубков, 80 пар пимов, 85 комплектов брезентового обмундирования, 130 пар кожаных рукавиц, 112 меховых шапок, 71 пара варежек, 80 пар полуболотных сапог и многое другое. Пополнился также и конский состав, получивший необходимое количество сена и овса. Были капитально отремонтированы 22 экипажа, т. е. весь зимний обоз.

К началу 1925 года личный состав томской городской пожарной команды был не только восстановлен, но и вырос до 247 человек. Количество лошадей достигло 69 голов. Правда, с превращением Томска из губернского в окружной центр, произошло очередное сокращение: личного состава – до 145 человек, лошадей – до 54 голов (на 1 сентября 1926 года) и до 120 человек в 1927/28 хозяйственном году.

Число пожарных команд в Томске в сентябре 1925 года сократилось до трех. В 1925 году число членов добровольных пожарных дружин в губернии составляло до 1300 человек. Однако из-за отсутствия необходимых средств большинство дружин по-прежнему не имело достаточного технического оснащения и находилось, по словам проверяющих, «в самом жалком виде». Эта ситуация сохранялась практически до конца 1920-х годов.

Несмотря на наличие в органах пожарной охраны Томской губернии значительного числа сотрудников с большим стажем и опытом борьбы с огнём, квалифицированных кадров, особенно руководящих, тем не менее, не хватало. В 1924 году из 23 руководящих работников пожарной охраны губернии только один имел высшее образование, четверо закончили горное училище и ещё у одного имелось среднее образование. У большинства же остальных было лишь так называемое «домашнее» образование.

Пожалуй, лишь томская городская пожарная команда находилась в сравнительно более выгодном положении. Здесь имелись кадры с дореволюционным стажем, за плечами которых были многие годы службы в пожарной охране, десятки потушенных пожаров. Здесь проводились практические занятия, тренировки, устраивались беседы по теории пожарного дела. Как показали учения, наиболее подготовленной оказалась команда пожарной части имени Ленина, где скорость запряжки лошадей составляла всего лишь 45 сек., тогда как в других командах она достигала минуты с четвертью. Однако даже в Томске лишь считанные сотрудники имели специальное образование. Среди них был, в частности, брандмейстер городской пожарной команды А.А. Коростовцев, окончивший курсы пожарных техников в г. Петрограде. Недостаток образования компенсировался опытом работы. Так, старшим брандмайором, т.е. руководителем томской городской пожарной охраны, в середине 1920-х годов являлся Кирилл Захарович Виноградов – человек малограмотный, но зато имевший за плечами 17-летний стаж пожарной службы.

В целях поощрения лучших пожарных НКВД в сентябре 1925 года учредил два знака отличия – серебряный и золотой. Первым награждали за полезную работу при наличии двадцатипятилетнего стажа борьбы с огнём, вторым – при стаже в 35 лет. В 1926 году Народный комиссариат труда отнёс профессию пожарного по степени вредности и опасности к высшей категории. По этой классификации труд пожарных стоял в одном ряду с такими, как производство взрывчатых веществ, добыча угля, воздушный и подводный флот.

27 июня 1926 года в Томске было торжественно отмечено 65-летие городской пожарной команды. Ряд сотрудников были удостоены наград и поощрений.

В крупных городах Советского Союза с конца 1920 года началась замена конных линеек автомобильными из списанных машин. В 1925 году появились первые отечественные пожарные автомобили, а в следующем году – первые отечественные автонасосы на полуторатонном шасси АМО-Ф-15 производительностью 1200 л/сек. На вооружении профессиональных пожарных команд в конце 1927 г. насчитывалось уже около 400 пожарных автомобилей.

Однако в Томске выезд на пожары осуществлялся по-прежнему на конной тяге. В боевых расчётах пожарных частей находилось по 4-5 экипажей, включая так называемый «линейный ход» (для доставки личного состава), «мотовильный ход» (вывозил пожарные рукава), «конно-бочечный ход» (для подвоза воды), «стендерный ход» (вывозил стендера для забора воды из пожарно-хозяйственного водовода), «багорный ход» (вывозил пожарный инструмент, багры, ломы, лопаты и т.д.). Время для подготовки конного обоза к выезду на пожар составляло тогда 4-5 минут.

В Томске в борьбе с пожарами, в отличие от всех других населённых мест губернии, большую роль играло наличие водопровода. В городе имелись 173 водопроводных колонки, которые ежемесячно осматривались брандмейстерами городской пожарной охраны.

Пожарная обстановка в 1920-е годы в Томске, как, впрочем, в целом на территории губернии, была достаточно сложной. Большинство строений, как известно, было деревянными. Губернский центр, по словам автора одного из докладов, был «сам по себе раскидан» и находился «в неблагоустроенном состоянии». «Ввиду плохих дорог, неправильного распределения улиц и переулков и за неимением автомобильной тяги», было весьма непросто оказывать быструю помощь в тушении пожаров. Между тем количество пожаров в 1920-е годы было весьма велико.

Одним из крупнейших в Томске был пожар 11 октября 1922 г. в так называемом Доме Гоголя по Набережной реки Ушайки, который тогда занимала Сибирская школа инструкторов физобразования. Его тушение продолжалось в течение 10 часов. Как впоследствии отмечалось в приказе заведующего губернским отделом коммунального хозяйства В.С.Корнева, городская пожарная команда и дружина добровольцев «проявили героические усилия в борьбе с огненной стихией», за что «брандмейстеру К.И. Полосухину и в его лице всем товарищам» была объявлена «глубокая пролетарская благодарность за проявленную стойкость и энергию». Особо были отмечены В.В. Михайлов, И. Нырко, А. Степанов, И. Пермяков, Е. Шершнев, Т. Пичугин (всего 14 человек). Всем им было решено в качестве награды выдать по одной смене белья. Однако ввиду отсутствия такового на складах, бельё пришлось заменить денежным вознаграждением.

Неблагополучной была пожарная обстановка в сельской местности. Так, в конце мая 1925 г. в с. Семилуженском сгорело сразу 55 дворов и школа, в с. Петухово – 17 дворов, в с. Баткат Богородского района Томского уезда – 42 двора. Летом 1925 г. в с. Зырянском сгорело 84 дома. Распространению пожаров способствовали соломенные крыши крестьянских домов. В начале 1928 г. сгорел редчайший архитектурный памятник – трехэтажный дом откупщика Сосулина на Степановке, построенный ещё в конце 1840-х годов известным декабристом, уроженцем Томска Г.С. Батеньковым.

Имели место случаи, когда пожарные встречали сопротивление со стороны злоумышленников, препятствовавших тушению. Так, на пожаре, случившемся 8 ноября 1925 г. на кожзаводе частного владельца Шахновича по ул. Р. Люксембург в Томске, были избиты до потери сознания неизвестными злоумышленниками брандмайор и старший брандмайор. Злоумышленники перерезали также 6 пожарных рукавов. После этого случая на пожары стала выезжать конная милиция. После утверждения 18 июня 1927 г. ВЦИКом и СНК Положения «Об органах государственного пожарного надзора в РСФСР», усилилось внимание к проведению профилактических противопожарных мероприятий.

Надо заметить, что в Томской губернии этот участок работы и раньше находился в поле зрения властей и органов пожарной охраны. Так, ещё в феврале 1925 г. в принятом губисполкомом постановлении по укреплению пожарной безопасности большое внимание уделялось, наряду с другими вопросами, и пожарной профилактике. А в ноябре 1925 г. под председательством брандмайора М.В. Манохина была организована «тройка» «для обследования всех предприятий г. Томска в отношении пожарной безопасности и привлечения виновных к ответственности».

Таким образом, с переходом к НЭПу была проведена существенная реорганизация органов внутренних дел. В условиях новой экономической политики происходило совершенствование их организационной структуры, кадрового обеспечения, материально-технического снабжения. Причём поиски наиболее оптимальных форм организации, методов работы продолжались фактически на всём протяжении 1920-х годов, тем более что это было связано и со спецификой сибирского региона, многочисленными административно-территориальными преобразованиями.