80-е годы XIX века

В 80-е годы XIX века городской думой был предпринят ряд мер по укреплению противопожарной безопасности в Томске. В апреле 1881 года были утверждены новые правила противопожарной безопасности. А в апреле следующего года в Томске случился крупный пожар, в результате которого, по разным данным, выгорело от 150 до 300 домов. Общий ущерб от пожара превысил 700 тысяч рублей.

Вновь были подняты вопросы о мерах противопожарной безопасности и подачи воды для тушения пожара. Жителям предписывалось очистить дворы и сараи от запасов сена, не ходить на сеновалы со свечами без фонарей, папиросами и трубками, приготовить во дворах, на случай пожара, бочки с водой.

4 мая 1882 года на заседании думы было принято решение срочно раздать домовладельцам под роспись обновленные противопожарные правила через гласных, стоящих во главе оценочных комиссий. Было решено даже потратиться на извозчика, чтобы сделать это как можно скорее. Домовладельцам было предложено избрать из своей среды на каждый квартал по одному уполномоченному. В его обязанности входило наблюдать за неукоснительным исполнением жителями квартала правил противопожарной безопасности, изложенных в постановлении думы. Первоочередной же его задачей было проверить все постройки квартала на предмет их противопожарной безопасности и представить свои соображения в думу.

Но желающих взять на себя эти обязанности оказалось немного. В думу поступили лишь отдельные отрывочные сведения. Стали все чаше предъявляться требования к полиции, чтобы она составляла протоколы на нарушающих правила противопожарной безопасности, поскольку это являлось ее прямой обязанностью. Но полиция, загруженная множеством других, не менее важных задач, не имела возможности систематически вести такую работу.

Однако, даже эти мероприятия не давали необходимого эффекта. Так, в течение 1882 года в Томской губернии было 446 пожаров, из них 49 в городах и 397 в округах. Этими пожарами истреблено в городах 203, а в округах 454 двора, всего 657 дворов, в том числе: 2 мечети, 2 винокуренных завода и 1 салотопенный завод. Сумма убытков, понесенных от пожаров в отчетном году, значительная, а именно: в городах убытки простираются до 843 522 руб., а в округах до 111, 173 руб. Пожары произошли: 13 от молнии, 77 от дурного устройства печей, 209 от неосторожности, 40 от поджогов и 122 от случайных и неизвестных причин.

Самые разрушительные пожары были:
1) в г. Томске, в весенние месяцы, в Заозерном предместье сгорело 26 дворов, на сумму около 125 000 руб., и в Заисточном предместье уничтожено пожаром 140 домов, причем сгорела мечеть; сумма убытков этого пожара простирается до 700 тыс. руб.
2) В Томском округе сгорела только что отстроенная мукомольная мельница (понесено убытку до 35 000 руб. сер.).
3) В городе Каинске во время пожара, бывшего зимой, сгорела мечеть, а в Каинском округе – салотопенный завод; убыток от этих двух пожаров простирается до 2 000 руб.
4) В Кузнецком округе в селе Тогульском зимой сгорело здание Волостного Правления, пожарный сарай и разное находившееся на хранении имущество на сумму 2 395 руб., и в селе Устьискитимском осенью от одного пожара домовладельцем понесено убытку на 5 853 руб.

Об одном из пожаров случившихся 27 мая 1882 года в Томске подробно писала «Сибирская газета»:

Не успел ещё Томск отдохнуть от пожаров, бывших в конце апреля, как снова пожар громадный, беспримерный, как известно, в летописях Томска, уничтожил целую часть города. 27 мая в 4 часа пополудни вспыхнул пожар в центре скученных построек за Истоком. Когда пожарная команда и народ прибыли на место пожара, они застали уже загоревшийся дом объятым пламенем, от которого быстро занимались соседние дома. Если бы багры, кошмы и топоры прибыли вовремя, то, может быть, дружными усилиями толпы и пожарной команды удалось бы отрезать путь огню и запереть пожар в пределах одного квартала. Но момент был пропущен. Как порох вспыхнули в двух местах дома через улицу, а через какой-нибудь час море огня и дыма бушевало над всем Истоком.

Пожару способствовал и чрезвычайно жаркий день, и скученность сплошь деревянных построек, и масса горючего материала (телег, дров, сена, дегтя и т.д.). Люди отступали перед напором огня (в этом бегстве сгорела одна пожарная машина). Прибывшая пожарная помощь терялась в хаос, не зная, куда броситься и что делать, и в конце концов борьба с огнем отодвинулась на окраины Истока и ко входам в улицы, войти в которые от жару и дыму не было никакой возможности.

Часам к 8 вечера пожар достиг своих границ, дойдя с одной стороны до Томи, с другой до протоки и садов и остановился, хотя ещё до глубокой ночи ярким пламенем горели остатки строений на всем пространстве пожара. На другой день утро осветило на месте бойких кварталов, кишевших постоялыми дворами, ямщиками и мелкими торговцами, громадную равнину с торчащими кое-где печами и обгорелыми пнями.

Сгорело всего, по сведениям полиции, 132 дома (не считая флигелей и других жилых построек), по частным же сведениям до 170 дворовых мест, следовательно, не менее 300 жилых строений, в том числе татарская мечеть; одним словом, сгорел небольшой город. Есть слухи, хотя пока ещё и не достоверные, о сгоревших людях. Убытки должны быть, несомненно, громадны. Более всего пострадало татарское население, по преимущество за Истоком.

Что сказать о действиях пожарной команды и всех, кто работал или мог распоряжаться на пожаре? Придется повторить, усилив в десять раз, то же, что говорили мы и после апрельских пожаров; пожарные машины и обоз были разбросаны как попало и во многих местах нельзя было найти ни одной бочки, ни одного багра. Паровая машина всё время стояла на своём месте на берегу Ушайки, и на приглашения, обращенные к некоторым из лиц городского управления, перевезти её поближе, кто ссылался на недостаток лошадей (!?), кто говорил, что паровая машина должна охранять другую половину города, в которой не было пожара. С трудом удалось довезти её рукав до пожара, где его хватило только на то, чтобы наполнять бочки водой.

В связи с этим во всех городах Томской губернии к предупреждению пожаров была учреждена ночная стража по найму от жителей, воспрещено курение табака на городских улицах и усилены ночные патрули. Предлагалось также обратить внимание городской думы исключительно на усиление пожарного обоза и машин.

31 мая 1886 года был случайно обнаружен архитектором П.П. Нарановичем и кровельщиком и вовремя потушен пожар на чердаке строящегося университета. Кто-то, оставшийся неизвестным, пробрался на крышу, сбив замок, и устроил поджог. Благодаря счастливому случаю и правильным действиям строителей под руководством П.П. Нарановича, сгорело лишь несколько стропил, а университет не пострадал. Так что П.П. Нарановича по праву можно считать не только строителем, но и спасителем университета.

Рисунок предоставлен музеем истории Томска