60-е годы XIX века

Вторая половина XIX века характеризуется в России изменением экономической ситуации. В пореформенное время наблюдается быстрый рост городов, усиление их роли как центров развития ремесла и торговли. Начинается быстрый рост городского населения. Бурная застройка городов сопровождается многочисленными нарушениями «Строительного устава». К скученности застройки ведет и подорожание городской земли вследствие повысившегося спроса. А скученность, в свою очередь, в случае пожара способствовала быстрому распространению огня.

В 1864-65 годах, при численности населения около 23 тысяч человек, пожарная команда Томска состояла из 64 рядовых, 1 брандмейстера и 4 унтер-офицеров. Эти факты лишний раз свидетельствуют о том, что «Нормальная табель» не препятствовала увеличению численности пожарных команд.

В 1865 году полицмейстер Р.С. Сержпинский оценил пожарный обоз Томска «как старый и ветхий, но совершенно исправный». Лошадей в нем насчитывалось 30, все годные и хорошие. Это было на два десятка меньше, положенного по «Нормальной табели». Содержание одной лошади обходилось довольно дорого. На каждую лошадь имелась двойная упряжь, одна для смотров, другая – для повседневной носки.

В 1866 году Совет Главного управления Западной Сибири принял специальное постановление «О порядке постройки частных зданий в Томске». В постановлении предписывалось не допускать впредь нарушений правил строительства зданий (скученность и отсутствие промежутков между домами, пристройка к каменным зданиям деревянных частей). На Томск распространилось и правило, существовавшее в столичных городах – не строить деревянных домов в кварталах, где преобладает каменная застройка.

Стремительно растут суммы ущербов от пожаров как по стране в целом, так и по регионам. Это происходит не только потому, что пожаров стало больше. Но и потому, что общество постепенно накапливало все большее количество материальных благ. Теперь общество становится все более заинтересованным в сохранении этих благ, а значит, заинтересовано в хорошей организации противопожарной службы.

В 1860 году была отменена пожарная повинность. Предложением министра внутренних дел от 21 мая 1861 года, в связи с прекращением комплектования городских пожарных частей из военнослужащих, городским обществам было предложено комплектовать такие команды из своей среды по выбору или по найму.

18 августа 1861 года последовал еще один указ Александра II, разрешающий создавать в городах общественные пожарные команды.

Штаты общественных пожарных команд, в отличие от полицейских, штаты которых утверждались в законодательном порядке, утверждались министром внутренних дел по представлениям городских дум и губернаторов. Общественные пожарные команды находились в полном распоряжении городских дум, подчиняясь местной полиции лишь во время пожаров. К тому же полицмейстер имел право путем осмотров и учебных тревог проверять профессионализм и готовность команды.

В Томске, как и в большинстве российских городов, был выбран второй вариант комплектования команд. В нашем городе была создана вольнонаемная пожарная команда.

Не случайно и время ее создания. В 1867 году в Томске произошел один из крупнейших пожаров, показавший неспособность местной команды бороться с крупными пожарами.

В 1868 году Томску было выделено пособие от государства в сумме 32 400 рублей с тем условием, чтобы устроенная на эти средства пожарная часть впоследствии поддерживалась в исправном состоянии собственными средствами города. Такое обязательство было дано городом в приговоре купеческого, мещанского и цехового общества от 20 октября 1867 года.

Также в сентябре 1867 года думой совместно с полицмейстером П.А. Кайдаловым был разработан штат команды согласно «Нормальной табели» из расчета населения г. Томска до 25 тысяч человек.

В приговорах томского купеческого и мещанского обществ от 11 сентября 1867 года и 29 мая 1869 года также оговаривалось, что в случае недостатка городского бюджета на содержание пожарной команды общество будет пополнять его добровольным самообложением. Этот приговор городской думы был последовательно утвержден губернатором, Томским губернским Советом, Советом Главного управления Западной Сибири, министром МВД. Средний расход на содержание пожарной команды за трехлетие 1867-1869 гг. составил 4781 рубль 18 копеек.

По новому штату было положено иметь: одного распорядителя пожарной команды (т.е. брандмейстера) – жалование 600 руб. в год. К нему трех помощников (или унтер-брандмейстеров) – жалование 300 рублей в год.

В Томске тогда было три полицейских части и пожарная команда делилась на три отряда под командованием унтер-брандмейстеров, находившихся при каждой части. Годовой оклад каждого из 54 рядовых пожарных составлял 120 рублей. Кроме того, полагалось иметь одну паровую машину (речь идет о паровом насосе), при ней машиниста с окладом в 600 рублей и помощника машиниста с окладом в 300 рублей. Помощник машиниста одновременно являлся кузнецом. Команда имела соответствующий конский состав и набор необходимых пожарных инструментов, также содержащиеся на счет городской казны.

По решению городской думы было израсходовано дополнительно 30 рублей для изготовления для каждого из 60 пожарных особого значка. Общая же сумма содержания пожарной команды в год составила 8 910 рублей. Оставшаяся сумма постепенно расходовалась городским управлением в течение четверти века. Последние деньги в размере 6099 рублей были потрачены в 1893 году на приобретение 3 пожарных машин и постройку флигеля для служб Сенной части.

На основании циркулярного предписания министра внутренних дел от 8 июля 1867 года относительно принятия необходимых мер по благоустройству городов вообще и пожарной части, в особенности, в Томске в 1868 году был создан особый пожарный комитет под председательством губернатора. Еще в комитет входили председатель губернского правления и председатель казенной палаты и представители от горожан. Этот пожарный комитет в периоде 1868-го по 1870 г. подготовил целый ряд проектов, которые были обнародованы думой в виде обязательных постановлений.

Они касались правильной подвозки воды на пожар и контроля за этим избранных от общества лиц; улучшения устройства взвозов к рекам; разборки сплошных крытых дворов; порядка хранения горючих и легковоспламеняющихся веществ и т.д.

Неоднократно поднимался думой по собственной инициативе и по предложению губернатора вопрос о своевременной чистке труб и правильной эксплуатации печей. Регулярная чистка труб да и сама профессия трубочиста почему-то никак не приживались в Томске. Впрочем, Томск был в этом случае скорее правилом, чем исключением. По всей России чистка труб не стала полезной привычкой граждан, несмотря на то, что возгорание сажи и неисправность труб были одними из основных причин пожаров.

По всей Российской империи образцово чистка труб была поставлена только в Варшаве. Там была введена монополия города на чистку труб, а плата за чистку труб входила в ежегодный оценочный сбор, взимаемый с каждой недвижимости на городской земле, дающей в год не менее 20000 рублей дохода. Сбор этот был довольно высоким – 5 %. Зато он позволял не только содержать трубочистное бюро численностью 142 человека и полностью финансировать весь пожарный обоз города, но и приносил городу около 2 тысяч чистого дохода. Регулярная чистка печей снижала риск возгорания сажи. Попутно проводился и осмотр печей, позволявший выявить неисправности. Кроме того, трубочисты были прекрасно подготовлены к работам на крышах и были незаменимы в случаях возгорания сажи. Они использовались на пожаре в качестве топорников. В прочих городах чистить сажу граждане предпочитали сами, а трубочистов нанимали разве что организации и различные промышленные предприятия.

Находя чистку труб в Томске совершенно неудовлетворительной, томский полицмейстер В.В. Ушаков в 1892 году предложил создать артель трубочистов.

Штат артели был запланирован в 25 человек. То есть 8 человек на каждую полицейскую часть и один главный. Причем двое из восьми трубочистов в каждой части должны были знать печное дело. Для трубочистов сшили специальную форму, чтобы злоумышленники не могли под видом трубочистов проникать в дома. Причем о предстоящей чистке труб хозяева предупреждались заранее, цена самой услуги первоначально была установлена в 10 копеек с топки, что по тем временам было вполне доступно.

И поскольку в Томске насчитывалось в то время примерно 13,5 тысяч топок, то доход ожидался весьма приличный. Тем более, что по нормам того времени чистка должно была производиться не менее 2 раз в месяц, а осмотр – один раз в квартал. Правда, это правило касалось только домов, где печи топились ежедневно и длительное время (пекарен, фабрик, заводов, бань и т.д.). Такая же норма была и для домов, где печи топятся и в летнее время дважды в сутки. Для прочих домов была установлена норма чистки – 1 раз в два месяца.

Дума вышла с предложением чистить печи только в зимнее время, один раз до Нового года и 1 раз после. На это полицмейстер возразил, что и летом печи используются во многих домах для приготовления пищи по несколько раз в день. В конце концов, была установлена норма чистки 1 раз в месяц, за исключением летнего времени, когда печи не топятся. Но и эта норма была обжалована Томской городской думой в Сенате. Спор по этому вопросу длился до 1897 года, когда стало известно, что Сенат оставил жалобу думы без последствий. Работа же артели трубочистов так и не была налажена должным образом. Во-первых, также по настоянию думы, была снижена цена услуги (до 5 копеек). Эта цена была убыточной. Во-вторых, артель состояла только из 9 человек вместо планировавшихся 25. Главная беда была в том, что ни дума, ни полицмейстер, ни губернатор не могли обязать горожан пользоваться услугами трубочистов. А горожане предпочитали чистить трубы сами, не прибегая к услугам трубочистов.

Статистика пожаров показывает, что из 260 пожаров, случившихся в трехлетие с 1891-го по 1894 г., 200 произошли из-за возгорания сажи.